telek

Правда есть

Дорогие люди которых я знаю и не знаю, вы уже все читали, да что я говорю, вы посмотрели видео, новости, комментарии, но упорно продолжаете НЕ вреить в реальную жестокость происходящего, вам жутко удобно принимать то, что разбитые головы - это фарс и провокации, это 15 летние школьники с дымовыми шашками нападающие на беркут...мда..хэхэ... Включите голову, вашу не разбитую, расчесанную голову, которая после хорошего сна и питательного приема пищи должна работать как некогда трезво и слушайте дальше.
Вам конечно нужны очевидцы, а то ведь это все "раздутый пафос политиканов". Но знаете, нас не так много осталось и мы не ходим с медалями по телеканалам, не делаем пафосных заявлений. После самой страшной ночи в этой жизни, мы не испугались, не разбежались по домам, мы стоим, мы будем стоять , мы не можем простить такого престепления против человечности, против морали, мы не признаем торжество грубой жестокой силы. И при том половину нас сейчас или в рувд или в больницах некому не известные выжившие герои, а остальная половина под наблюдением спецслужб. И приэтом никто НЕ ПРЯЧЕТСЯ. Просто мы не боимся, ведь прежив такое - страха теперь для нас больше нет.
Ну и конечно вам нужны сухие факты, без эмоций, такие, реальные. Так вот, представте себе самой большой шок и ужас в вашей жизни, представили? Ну что ж слушайте.
Где-то около 12 ночи. На сцене играют Гайдамаки, все прыгают, всем не холодно, на майдане еще светло, еще людно. И вот вдруг стало как-то подозрительно людно - с Институтсккой и Городецкого начали плавно стекатьсяа бесконечные колонны беркута. Все напряглись, стали в линеечку, музыка со сцены все еще пыталась играть, но както надровно и прерывающе. Все застыли в ожидании, и в легкой панике, все таки, хоть на площади еще было достаточно людей, беркута было значительно больше. Но так же тихо как и пришли, беркуты поплыли обратно. Все ок подумали все, наверное ложная тревога.
Тем временем, со сцены нас как-то вдруг предупредили, что какаята-там у них "техычна перевырка" и концерт заканчивается, но все ок, вы стойте, у нас должна остаться "нична варта". Все буду добре - сказали они. И сцену начали поспешно демонтировать, один за другим исчезали инструменты, колонки, плазма ну и уфо с генератором конечно. Стало как-то пусто и тихо, люди начали расходится, кто домой, кто за кофе.
Где-то между 2 и 3 ночи. Как-то неожиданно и неформально среди людей возник Порошенко и начал что-то рассказывать митингующим, мы были не в первом ряду так что точно нельзя было понять о чем он говорил. И так же тихо как появился, Порошенко исчез.
Где-то без чего то 4 ночи. Мы ходили от бочки к бочке, грели руки и все замерзшее. Людей на площади уже почти не осталось, человек где-то 300 , романтичные студенты в основном. Освещения уже как-то не было кроме уличных фонарей. Все ждали утра чтоб съездить домой за теплой одеждой и ванной.
Тут и без того не шибко активное уличное движение уступило место 3м-4м грузовикам с элементами йолки, которые начали заезжать со стороны Европейской. Постоянно стоящий на местах кордон милиции начал метушиться и подвигать щитки для "проезда спец техники". Щитки подвинули, спец техника проехала, люди начали понемногу подтягиваться к щиткам что бы понять что вообще происходит. Телеканал Киев стоял в первых рядах и отчаянно снимал происходящее. из машин начали выходить какие-то "комунальныки" , на вопрос что- сейчас будет, они ответили - "йолка" (да да как-то так).
И тут мы начали понимать что что-то блин не то. остальна спец техника(какие-то краны) начал с обех сторон окружать майдан, а за ней очень быстро и безшумно с обеих боковых улиц повалил беркут, огромное количество беркута. Они начали ставить щиты и сжимать нас в кольцо, мы ринулись к Стелле, все стали на ступенях, девочек пропустили внутрь, мальчики стояли в цепочке на ступенях по периметру. Всем стало жутко не по себе, нас было человек 300, а их больше тысячи. Мы были безоружны, а они в амуниции и шлемах. Кто-то затянул гимн, все подхватили и тут же с неимоверной силой и напором повалил беркут. Мы стояли лицом к площади и начали слышать сзади Стеллы отчаянные женские крики. Мы стояли, мы держали строй. Мы были где-то на нижних ступенях и тут началось ОНО. С площадки Стелы на нас начали падать товарищи, обмякающие от ударов беркута. Все началось так стремительно и так жестоко что мы просто начали бежать. Прямо за нами упала девочка, один из беркута напрыгнул на нее и стал избивать дубинкой, ее попытались вытащить, но огромная масса беркута просто сметала нас все дальше. Тут началась настоящая бойня. Мы остались в ловушке, на заблокированом со всех сторон майдане, оставался лишь маленький проход между щитков. Буркутовцы начали сметать нас к этому выходу с невиданной злостью, они подбегали и со спины били по ногам, плечам, голове, а упавших добивали ногами, часть сразу же уволакивали в машины. Тут нам стало ясно что это уже просто резня, что приехали не разогнать нас , а просто избить с особым удовольствием и жестокостью. Мы бежали, а вокруг падали подкошенные тела людей, сзади нас бежал беркут круша всех на своем пути. Но очистить от нас майдан им было мало всех убегающих доганяли, подкашивали ноги и жестоко избивали дубинками. Кого-то гнали до самой Бессарабки. Мы дворам добежали до Софиевской и в хаотичном безумном шокированом мозгу пытались поймать хоть одно ниточку здравого смысла и понять что делать дальше. Постепенно на Софиевку начали стекаться все выжившие и сбежавшие от беркутов люди, набралось человек 100. Все с застывавшим ужасом в глазах, кто в истерике, кто в гневе, ни у кого не укладывалось в голове все произошедшее. В голове прокручивались кадры этого кровавого хаоса - стоящая в шоковом оцепенении девочка лет 15-ти и летящий на него беркут с дубинкой, загораживающий ее своим телом молодой человек, брызги крови из разбитого черепа, особо жесткое избиение ребят из Правого Сектора, которых зажали между машинами и колотили колотили колотили дубинками...
Тут мы поняли что мы - единственные свидетели этого безумия. Сразу начали вызывать Сми, звонить на каналы .Кто-то нашелся с интернетом, и мы начали заливать видео, писать посты. Кто-то позвонил Руслане. Было где-то начало пятого. Вскоре приехала Руслана и камеры, все поснимали все поговорили, Руслана уехала. Мы остались сами на площади в тихом мирном сонном городе,пережившие только что самый жуткий ужас в жизни.
Нам нужно было действовать дальше, уходить мы не собирались, мы не могли этого так оставить, мы единственные кто знал правду мы должны быть вместе. Было решено искать защиты в церкви, мы наделялись что тут понадобиться более долгий и изощренный план что бы достать нас. Мы отправились к Софии, но увы двери ее остались глухи. И не удивительно. Тут ребята, ходившие к Михайловскому сообщили, что нам откроют ворота. Спасибо тому молодому священнику что помог нам в этом. Мы переместились в двор Михайловского и стали ждать. Мы уже сообщили в СМИ , мы поговорили с Русланой, все уже были в курсе, только мы были сами, и без понятия что же делать дальше. Политиков не было, СМИ не тоже. Священослужители, спасибо им, принесли нам чаю. Вскоре приехала Руслана, приехало немного камер, политиков не было. Было решено оставаться на территории храма, в случае чего священники обещали нам укрытие. Мы ходили смотрели на колокольни, а перед глазами была только бойня. Мы думали что, что дальше? Ну а дальше, дальше приехал беркут. Это было непонятно зачем это запугивание и без того разбитых людей. Главные двери храма уже открыли и обычные люди начали подходить на службу. Беркут упорно стоял возле черного входа. Сразу понаехало куча каналов, журналистов, начали появляться и первые политики, начались бесконечные интервью( из которых я пока почти нечего не видела). Политики по традиции начали разводить пафос, но ситуацию это не решало. Мы понимали что выйдя за территорию храма нас ждет отловка беркутов. Нам нужна была поддержка людей, а на площади перед Михайловским было по прежнему пусто. Мы начали звонить родственникам и друзьям, пересказывать им события ночи, мы еще в сотый раз рассказывали это телеканалам. Вскоре люди начали подходить к площади, и где-то к 12 собралось достаточное количество людей и на территории храма и на площади.
Ну, остальное вы знаете.
Вы думаете - иш ты какой экшн,, небось для литературного словца. Как бы я хотела что бы это было так. Может этого не покажут в новостях, но это та версия происходящего, которая была уведена моими глазами, прочувствована на моем теле и зацепившая мою душу.
Сразу извиняюсь за грамматические ошибки, за последние двое суток я спала часа 2, а еще надо поспать хотя бы часок и идти дальше. Идти под Шеву, идти и показать что нельзя жестокость оставлять безнаказанной и что не одна политическая интрига не стоит таких жертв, не стоит побитых изуродованных лиц, психической травм детей, не стоит жизни тех мальчиков и девочек, которых жестоко и цинично оставили на пушечное мясо.

Я не знаю сколько раз вы захтотите это репостнуть, это все ваше дело, ваше отношение к правде. Но просто главное не забудьте, что эта правда всетаки есть. Я не знаю что сегодня будет, я не знаю, увижу ли я тут лайки под постом, я иду снова лицом к лицу встретится с тем ужасом, но теперь я не боюсь. Даже умереть.



панко

Совещание

Оригинал взят у alex_aka_jj в Совещание

Петров пришел во вторник на совещание. Ему там вынули мозг, разложили по блюдечкам и стали есть, причмокивая и вообще выражая всяческое одобрение. Начальник Петрова, Недозайцев, предусмотрительно раздал присутствующим десертные ложечки. И началось.

— Коллеги, — говорит Морковьева, — перед нашей организацией встала масштабная задача. Нам поступил на реализацию проект, в рамках которого нам требуется изобразить несколько красных линий. Вы готовы взвалить на себя эту задачу?

— Конечно, — говорит Недозайцев. Он директор, и всегда готов взвалить на себя проблему, которую придется нести кому-то из коллектива. Впрочем, он тут же уточняет: — Мы же это можем?

Начальник отдела рисования Сидоряхин торопливо кивает:

— Да, разумеется. Вот у нас как раз сидит Петров, он наш лучший специалист в области рисования красных линий. Мы его специально пригласили на совещание, чтобы он высказал свое компетентное мнение.

— Очень приятно, — говорит Морковьева. — Ну, меня вы все знаете. А это — Леночка, она специалист по дизайну в нашей организации.

Collapse )

— Так вот, — говорит Морковьева. — Нам нужно нарисовать семь красных линий. Все они должны быть строго перпендикулярны, и кроме того, некоторые нужно нарисовать зеленым цветом, а еще некоторые — прозрачным. Как вы считаете, это реально?

— Нет, — говорит Петров.

— Давайте не будем торопиться с ответом, Петров, — говорит Сидоряхин. — Задача поставлена, и ее нужно решить. Вы же профессионал, Петров. Не давайте нам повода считать, что вы не профессионал.

— Видите ли, — объясняет Петров, — термин «красная линия» подразумевает, что цвет линии — красный. Нарисовать красную линию зеленым цветом не то, чтобы невозможно, но очень близко к невозможному…

— Петров, ну что значит «невозможно»? — спрашивает Сидоряхин.

— Я просто обрисовываю ситуацию. Возможно, есть люди, страдающие дальтонизмом, для которых действительно не будет иметь значения цвет линии, но я не уверен, что целевая аудитория вашего проекта состоит исключительно из таких людей.

— То есть, в принципе, это возможно, мы правильно вас понимаем, Петров? — спрашивает Морковьева.

Петров осознает, что переборщил с образностью.

— Скажем проще, — говорит он. — Линию, как таковую, можно нарисовать совершенно любым цветом. Но чтобы получилась красная линия, следует использовать только красный цвет.

— Петров, вы нас не путайте, пожалуйста. Только что вы говорили, что это возможно.

Петров молча проклинает свою болтливость.

— Нет, вы неправильно меня поняли. Я хотел лишь сказать, что в некоторых, крайне редких ситуациях, цвет линии не будет иметь значения, но даже и тогда — линия все равно не будет красной. Понимаете, она красной не будет! Она будет зеленой. А вам нужна красная.

Наступает непродолжительное молчание, в котором отчетливо слышится тихое напряженное гудение синапсов.

— А что если, — осененный идеей, произносит Недозайцев, — нарисовать их синим цветом?

— Все равно не получится, — качает головой Петров. — Если нарисовать синим — получатся синие линии.

Опять молчание. На этот раз его прерывает сам Петров.

— И я еще не понял… Что вы имели в виду, когда говорили о линиях прозрачного цвета?

Морковьева смотрит на него снисходительно, как добрая учительница на отстающего ученика.

— Ну, как вам объяснить?.. Петров, вы разве не знаете, что такое «прозрачный»?

— Знаю.

— И что такое «красная линия», надеюсь, вам тоже не надо объяснять?

— Нет, не надо.

— Ну вот. Вы нарисуйте нам красные линии прозрачным цветом.

Петров на секунду замирает, обдумывая ситуацию.

— И как должен выглядеть результат, будьте добры, опишите пожалуйста? Как вы себе это представляете?

— Ну-у-у, Петро-о-ов! — говорит Сидоряхин. — Ну давайте не будем… У нас что, детский сад? Кто здесь специалист по красным линиям, Морковьева или вы?

— Я просто пытаюсь прояснить для себя детали задания…

— Ну, а что тут непонятного-то?.. — встревает в разговор Недозайцев. — Вы же знаете, что такое красная линия?

— Да, но…

— И что такое «прозрачный», вам тоже ясно?

— Разумеется, но…

— Так что вам объяснять-то? Петров, ну давайте не будем опускаться до непродуктивных споров. Задача поставлена, задача ясная и четкая. Если у вас есть конкретные вопросы, так задавайте.

— Вы же профессионал, — добавляет Сидоряхин.

— Ладно, — сдается Петров. — Бог с ним, с цветом. Но у вас там еще что-то с перпендикулярностью?..

— Да, — с готовностью подтверждает Морковьева. — Семь линий, все строго перпендикулярны.

— Перпендикулярны чему? — уточняет Петров.

Морковьева начинает просматривать свои бумаги.

— Э-э-э, — говорит она наконец. — Ну, как бы… Всему. Между собой. Ну, или как там… Я не знаю. Я думала, это вы знаете, какие бывают перпендикулярные линии, — наконец находится она.

— Да конечно знает, — взмахивает руками Сидоряхин. — Профессионалы мы тут, или не профессионалы?..

— Перпендикулярны могут быть две линии, — терпеливо объясняет Петров. — Все семь одновременно не могут быть перпендикулярными по отношению друг к другу. Это геометрия, 6 класс.

Морковьева встряхивает головой, отгоняя замаячивший призрак давно забытого школьного образования. Недозайцев хлопает ладонью по столу:

— Петров, давайте без вот этого: «6 класс, 6 класс». Давайте будем взаимно вежливы. Не будем делать намеков и скатываться до оскорблений. Давайте поддерживать конструктивный диалог. Здесь же не идиоты собрались.

— Я тоже так считаю, — говорит Сидоряхин.

Петров придвигает к себе листок бумаги.

— Хорошо, — говорит он. — Давайте, я вам нарисую. Вот линия. Так?

Морковьева утвердительно кивает головой.

— Рисуем другую… — говорит Петров. — Она перпендикулярна первой?

— Ну-у…

— Да, она перпендикулярна.

— Ну вот видите! — радостно восклицает Морковьева.

— Подождите, это еще не все. Теперь рисуем третью… Она перпендикулярна первой линии?..

Вдумчивое молчание. Не дождавшись ответа, Петров отвечает сам:

— Да, первой линии она перпендикулярна. Но со второй линией она не пересекается. Со второй линией они параллельны.

Наступает тишина. Потом Морковьева встает со своего места и, обогнув стол, заходит Петрову с тыла, заглядывая ему через плечо.

— Ну… — неуверенно произносит она. — Наверное, да.

— Вот в этом и дело, — говорит Петров, стремясь закрепить достигнутый успех. — Пока линий две, они могут быть перпендикулярны. Как только их становится больше…

— А можно мне ручку? — просит Морковьева.

Петров отдает ручку. Морковьева осторожно проводит несколько неуверенных линий.

— А если так?..

Петров вздыхает.

— Это называется треугольник. Нет, это не перпендикулярные линии. К тому же их три, а не семь.

Морковьева поджимает губы.

— А почему они синие? — вдруг спрашивает Недозайцев.

— Да, кстати, — поддерживает Сидоряхин. — Сам хотел спросить.

Петров несколько раз моргает, разглядывая рисунок.

— У меня ручка синяя, — наконец говорит он. — Я же просто чтобы продемонстрировать…

— Ну, так может, в этом и дело? — нетерпеливо перебивает его Недозайцев тоном человека, который только что разобрался в сложной концепции и спешит поделиться ею с окружающими, пока мысль не потеряна. — У вас линии синие. Вы нарисуйте красные, и давайте посмотрим, что получится.

— Получится то же самое, — уверенно говорит Петров.

— Ну, как то же самое? — говорит Недозайцев. — Как вы можете быть уверены, если вы даже не попробовали? Вы нарисуйте красные, и посмотрим.

— У меня нет красной ручки с собой, — признается Петров. — Но я могу совершенно…

— А что же вы не подготовились, — укоризненно говорит Сидоряхин. — Знали же, что будет собрание…

— Я абсолютно точно могу вам сказать, — в отчаянии говорит Петров, — что красным цветом получится точно то же самое.

— Вы же сами нам в прошлый раз говорили, — парирует Сидоряхин, — что рисовать красные линии нужно красным цветом. Вот, я записал себе даже. А сами рисуете их синей ручкой. Это что, красные линии по-вашему?

— Кстати, да, — замечает Недозайцев. — Я же еще спрашивал вас про синий цвет. Что вы мне ответили?

Петрова внезапно спасает Леночка, с интересом изучающая его рисунок со своего места.

— Мне кажется, я понимаю, — говорит она. — Вы же сейчас не о цвете говорите, да? Это у вас про вот эту, как вы ее называете? Перпер-чего-то-там?

— Перпендикулярность линий, да, — благодарно отзывается Петров. — Она с цветом линий никак не связана.

— Все, вы меня запутали окончательно, — говорит Недозайцев, переводя взгляд с одного участника собрания на другого. — Так у нас с чем проблемы? С цветом или с перпендикулярностью?

Морковьева издает растерянные звуки и качает головой. Она тоже запуталась.

— И с тем, и с другим, — тихо говорит Петров.

— Я ничего не могу понять, — говорит Недозайцев, разглядывая свои сцепленные в замок пальцы. — Вот есть задача. Нужно всего-то семь красных линий. Я понимаю, их было бы двадцать!.. Но тут-то всего семь. Задача простая. Наши заказчики хотят семь перпендикулярных линий. Верно?

Морковьева кивает.

— И Сидоряхин вот тоже не видит проблемы, — говорит Недозайцев. — Я прав, Сидоряхин?.. Ну вот. Так что нам мешает выполнить задачу?

— Геометрия, — со вздохом говорит Петров.

— Ну, вы просто не обращайте на нее внимания, вот и все! — произносит Морковьева.

Петров молчит, собираясь с мыслями. В его мозгу рождаются одна за другой красочные метафоры, которые позволили бы донести до окружающих сюрреализм происходящего, но как назло, все они, облекаясь в слова, начинаются неизменно словом «Блять!», совершенно неуместным в рамках деловой беседы.

Устав ждать ответа, Недозайцев произносит:

— Петров, вы ответьте просто — вы можете сделать или вы не можете? Я понимаю, что вы узкий специалист и не видите общей картины. Но это же несложно — нарисовать какие-то семь линий? Обсуждаем уже два часа какую-то ерунду, никак не можем прийти к решению.

— Да, — говорит Сидоряхин. — Вы вот только критикуете и говорите: «Невозможно! Невозможно!» Вы предложите нам свое решение проблемы! А то критиковать и дурак может, простите за выражение. Вы же профессионал!

Петров устало изрекает:

— Хорошо. Давайте я нарисую вам две гарантированно перпендикулярные красные линии, а остальные — прозрачным цветом. Они будут прозрачны, и их не будет видно, но я их нарисую. Вас это устроит?

— Нас это устроит? — оборачивается Морковьева к Леночке. — Да, нас устроит.

— Только еще хотя бы пару — зеленым цветом, — добавляет Леночка. — И еще у меня такой вопрос, можно?

— Да, — мертвым голосом разрешает Петров.

— Можно одну линию изобразить в виде котенка?

Петров молчит несколько секунд, а потом переспрашивает:

— Что?

— Ну, в виде котенка. Котеночка. Нашим пользователям нравятся зверюшки. Было бы очень здорово…

— Нет, — говорит Петров.

— А почему?

— Нет, я конечно могу нарисовать вам кота. Я не художник, но могу попытаться. Только это будет уже не линия. Это будет кот. Линия и кот — разные вещи.

— Котенок, — уточняет Морковьева. — Не кот, а котенок, такой маленький, симпатичный. Коты, они…

— Да все равно, — качает головой Петров.

— Совсем никак, да?.. — разочарованно спрашивает Леночка.

— Петров, вы хоть дослушали бы до конца, — раздраженно говорит Недозайцев. — Не дослушали, а уже говорите «Нет».

— Я понял мысль, — не поднимая взгляда от стола, говорит Петров. — Нарисовать линию в виде котенка невозможно.

— Ну и не надо тогда, — разрешает Леночка. — А птичку тоже не получится?

Петров молча поднимает на нее взгляд и Леночка все понимает.

— Ну и не надо тогда, — снова повторяет она.

Недозайцев хлопает ладонью по столу.

— Так на чем мы остановились? Что мы делаем?

— Семь красных линий, — говорит Морковьева. — Две красным цветом, и две зеленым, и остальные прозрачным. Да? Я же правильно поняла?

— Да, — подтверждает Сидоряхин прежде, чем Петров успевает открыть рот.

Недозайцев удовлетворенно кивает.

— Вот и отлично… Ну, тогда все, коллеги?.. Расходимся?.. Еще вопросы есть?..

— Ой, — вспоминает Леночка. — У нас еще есть красный воздушный шарик! Скажите, вы можете его надуть?

— Да, кстати, — говорит Морковьева. — Давайте это тоже сразу обсудим, чтобы два раза не собираться.

— Петров, — поворачивается Недозайцев к Петрову. — Мы это можем?

— А какое отношение ко мне имеет шарик? — удивленно спрашивает Петров.

— Он красный, — поясняет Леночка.

Петров тупо молчит, подрагивая кончиками пальцев.

— Петров, — нервно переспрашивает Недозайцев. — Так вы это можете или не можете? Простой же вопрос.

— Ну, — осторожно говорит Петров, — в принципе, я конечно могу, но…

— Хорошо, — кивает Недозайцев. — Съездите к ним, надуйте. Командировочные, если потребуется, выпишем.

— Завтра можно? — спрашивает Морковьева.

— Конечно, — отвечает Недозайцев. — Я думаю, проблем не будет… Ну, теперь у нас все?.. Отлично. Продуктивно поработали… Всем спасибо и до свидания!

Петров несколько раз моргает, чтобы вернуться в объективную реальность, потом встает и медленно бредет к выходу. У самого выхода Леночка догоняет его.

— А можно еще вас попросить? — краснея, говорит Леночка. — Вы когда шарик будете надувать… Вы можете надуть его в форме котенка?..

Петров вздыхает.

— Я все могу, — говорит он. — Я могу абсолютно все. Я профессионал.



UPD. А я смотрю, оно находит отклик в людях. Кому нравится - не возбраняется утащить к себе в норку в ЖЖ. Спасибо всем, кто отметился в теме, мне жутко приятно, что оценили. Спасибо, друзья!





UPD2. Начали появляться переводы на нерусские языки. Моя в шоке. Оно пускает метастазы по всему миру О_о

UPD3. А вот и аудиоверсия рассказа созрела, скажем спасибо gerda07!

UPD4. Увы, должен честно признать, у меня в журнале далеко не все такое забавное. Чтобы вам не искать, чего бы еще почитать "в том же духе", вот тут есть целый список.

Приятного чтения!

Я в других сетях: Добавить в друзья Группа «Слон в колесе» ВКонтакте Google+ Twitter Facebook Блоги на Я.ру RSS Skype: Alex_aka_JJ ICQ UIN: 141423744 Email
fuck

Я ненавижу мейнстрим

Я ненавижу мейнстрим. Он как-то в одночасье надругался практически над всей моей жизнью, над хобби и увлечениями. Я ненавижу мейнстрим. На втором курсе, когда все охотились за количество мегапикселей , я на свою жалкую стипендию купила Зенит. Я фоткала много и долго, пока эти гребанные хипстеры не решии что винтаж - это модно. Я ненавижу мейнстрим. Однажды меня заебало общество и я покрасила волосы зеленым, а через пару лет это стало модным трендом. Я ненавижу мейнстрим. Летом я решила найти место по-дальше от цивилизации. Я ехала поездом, автобусом, автостопом , пешком,  я сожгла себе спину и натерла ноги, я чуть не обосралась от страха, проходя перевал по отвесной стене. И что я увидела? Целый пляж засраный "хиппарями" приплывшими на лодке за 100 баксов со всеми припасами на неделю . Они с гордостью назвали себя походниками.
И последнее. Я ненавижу мейнстрим. Ненавижу потому как не понимаю как ВСЕЛЕННАЯ могла стать мейстримом? Почему на фоне млечного пути нужно писать : подтираться - это ахуенна. Что это блять за хуйня???
Вообщем,я ненавижу мейнстрим.
панко

Аэродинамика

Я никогда не была в аеропортах, вот не доводилось, и летать не доводилось, только ездить и плавать. И вот сегодня впервые я увидела все величие аэродинамики . Это что-то, особенно на рассвете. Несмотря на утренний холод и усталость хотелось бегать от терминала к терминалу и искать взлетающие самолеты. Хотелось остаться там на неделю, сидеть и смотреть, на самолеты, людей, на атмосферу всеобщего волнения. Но еще мучительней хотелось пробежать все  шлагбаумы и улететь в это море верх ногами. 
Скорее жду возвращения Алисы, надеюсь, Амстердам ничего плохого ей не сделает. 
wall_4
нана кавай

Срочно, надомная работа!

Срочно! В связи с временной нетрудоспособностью ищу любую надомную работу(на 2-3 недели):
- Дизайн сайта\афиши\баннера
- Ретушь и обработка фотографий\изображений
- Дизайн интерьера, мебели
- Написание статей в печатные, инет-издания
- Уроки музыки (вокал, фортепиано, сольфеджио)
- Написания аранжировок, песен, муз. сопровождения, звуковых эффектов
- Пошив, ремонт одежды

Опыт во всех специальностях есть. Работу делаю быстро, качественно и за деньги:)
ыыы

КОНТРАБАС ВНЕЗАПНО

Таварищи люди! очень срочно ищется б\у контрабас или акустический бас!!! даже убитый, за небольшие деньги насовсем или в аренду на пару недель!!! очччееееенннььь надооо!!!! кидайте ссылачки, перепащивайте пжалуста! ^___^ 
с меня печеньки и все такое)))


ярко

Новые грани старой хрени

Детки! как вы давно поняли, ваш анти-социум  - безнадежный лузер когда речь заходит о поисках работы..это вынуждает постоянно кидаться от одной хуйни к другой. так вот когда-то у анти-социум был сомнительный проект Sound Design Studio и вот после многолетней комы проект снова возвращается на пьедестал всемирного признания XD
Так щито прошу раскритиковать по самые эээ уши вот иту новую хрень :)

SOUND DESIGN STUDIO - NEW LIFE

Слегка уточним, что на этот раз лида не пиздила картинки, а провела сними массу горячих ночей в Ps

Аригато, ждем помидоров!
fuck

Наебщики детектед

блядь, как же я всетаки ненавижу наебщиков. а в последнее время они прям нападают стаями. особенно наебщики любят маскироваться под чесных работодателей, искренних братьев и девочек -татуировщиц.  как распознать наебщика? да потециальный наебщик кроется в каждом, но проявляется только при столкновении с определенными личностями. блядь. я выгляжу слишком наивно? я выгляжу как потенциальная жертва наебщиков? может все дело в социопатии? я не люблю людей - они не любят меня. но иногда, просто иногда, необходимо идти на взаимокомпромисы. я делаю работу - мне дают деньги. все. но нет. почему то блядь такая стандартная схема не проходит. я вроде бы и немного прошу, я вроде бы и готова работать с утра до ночи, я вроде бы уже почти будда. но что-то блядь, что-то блядь оно всеравно не складывается.

God Hate Us All